Мы запомним суровую осень

Знаменитые слова из гимна Москвы обрели 16 ноября 2016 года рельефное выражение – у мемориала в честь 28 героев-панфиловцев близ разъезда Дубосеково прошла «Вахта памяти», в которой приняли участие сотни человек. Среди участников акции были представители Музея-лаборатории истории образования и духовной культуры школы №2045 ЗелАО, приглашённые на это юбилейное мероприятие руководителем музеев школы №842 О.В. Мастеровой.

Разберёмся с проблемой, будоражащей умы и сердца многих людей: имел ли место подвиг наших бойцов в этом уголке Подмосковья? Без всякого сомнения! Да, цифра 28 возникла достаточно спонтанно. Но правильно отметил режиссёр фильма о сражении на подступах к Москве А.Шальопа – там, где было больше ста героев, были и 28. Простая формула? А в истории на «среднем» уровне всё очень сложно, на «высшем» же - достаточно просто. На том уровне, где история соприкасается с духовно-нравственными категориями, надвременными позициями, философией. В «среднем» регистре мы имеем документы, предложенные общественности одним из главных архивистов страны, скороспелое расследование 1948 года, погоню за ускользающей «объективностью». Усомниться в подвиге просто, совершить его трудно. Практически весь наш «пьедестал» культовых фигур подвергся и подвергается критике, иногда – даже осмеянию. Неимоверная жажда «низложить» Н.Гастелло, З.Космодемьянскую, А.Матросова, Д.Карбышева, М.Егорова, М.Кантария и других душит определённого типа людей. Такие стремления болезненно сказываются на разных сферах нашей жизни. Естественно, нужно расширять списки героев, предстоит ещё вернуть имена массе неизвестных солдат. Долгое время в советской историографии замалчивались подвиги наших соотечественников – солдат и офицеров Первой мировой войны. Эта война по-прежнему остаётся в целом плохо изученной. О ней нужно знать. Но мы (не все, очевидно) понимаем, что олицетворять массовый героизм приходится ограниченному числу людей, превратившихся в символы. Мы же говорим, что то-то и то-то произошло при Петре I, Александре II, Сталине, Брежневе и т.д. Эти политические деятели олицетворяют эпохи, хотя при них творили и созидали богатство страны тысячи, миллионы людей. Много ли имён ремесленников, рабочих, мещан, купцов, крестьян сохранила история? Ответ лежит на поверхности. Исторической справедливости нужно добиваться, не дискредитируя символы, а пополняя «списки» новыми и новыми именами. Если новые имена затмят прежние – это не повод отказаться от прежних. Как быть с откровенными злодеями, спросит кто-нибудь. Если злодейство некоторых деятелей будет признано абсолютным большинством народа, они автоматически перестанут быть героями. Вот такая, понимаете, демократическая логика. На мой взгляд, антигероем является участник расправы над семьёй Николая II П.Л. Войков. Но мы до сих пор имеем станцию метро «Войковская», пять Войковских проездов и пр. И хорошо, что станция метро «Улица Подбельского» недавно переименована в «Бульвар Рокоссовского». Наверное, стараться не допускать фанатизма в поклонении тем или иным историческим персонам (при их жизни в первую очередь) – выполнимая задача (или всё-таки нет?).

Я вспоминаю, как в мои ученические годы военрук поручил мне к общешкольной конференции подготовить рассказ о подвиге 28 панфиловцев. Я прочитал в библиотеке статью корреспондента «Красной Звезды» А.Кривицкого, где сообщалось, в частности, о том, что 28 панфиловцев были героями, а один солдат хотел предать – его застрелил кто-то из самих же бойцов. На конференции присутствовали ещё вполне молодые ветераны, после Победы прошло 35 лет. И вот, стоя у трибуны, я докладываю: изначально панфиловцев было 29… Один из ветеранов на весь актовый зал возгласил – как известно, панфиловцев было 28. Я не смутился: нет, говорю, 29, но один оказался предателем. Мы теперь знаем, что героев дивизии Панфилова было больше сотни, но цифра 28 приобрела почти сакральный характер. И ныне я не готов «бороться» с этим «мифом» перед лицом ветеранов, детей войны. Может, я стал «субъективнее», чем был в 16 лет? Вряд ли. Просто духовно-нравственное и историческое развитие дало свои плоды. И я не хочу от них отказываться! Кстати, торопиться что-то назвать мифом также не стоит. А если миф стал частью «реальной» истории (существует ли такая в принципе?), то и не миф он уже в полной мере… Давайте отменим подвиг 300 спартанцев и 300 арагвинцев (а в точных цифрах всегда есть соблазн усомниться) – выиграют ли от этого (древне)греческая и грузинская история? А если история не «выигрывает», то ею, как правило, занимается лишь узкий круг специалистов.

16 ноября, в день 75-летия подвига бойцов Красной Армии, многие впервые увидели этот разъезд – пересечение шоссейного и железнодорожного путей. В соседнем с разъездом доме отдыха проводился I Международный слёт панфиловских школ СНГ. Его активистки – внучки легендарного генерала Айгуль и Алуа Байкадамовы. 316 дивизия формировалась в Казахстане и Киргизии, после войны одну из дочерей генерала И.Панфилова судьба привела в Казахстан. Валентина вышла замуж за известного казахского композитора Байкадамова, у супругов родились дочки – Айгуль и Алуа. Вот они стоят впереди колонны со штандартами, с портретом своего деда. В соцсетях Айгуль даёт отповедь неофашистам, людям, пренебрежительно относящимся к подвигу дедов и прадедов, откровенным интриганам. Не так давно в Алматы было совершено нападение на беспокойную внучку генерала. Но Айгуль и Алуа продолжают активную гражданско-патриотическую деятельность, выступают с инициативами, проводят встречи. В эти дни сёстры посещают некоторые образовательные учреждения Зеленограда (где оказались впервые), радуются, что имя их деда закреплено в ряде окружных наименований. Конечно, прежде всего – это Панфиловский проспект, одна из главных артерий города.

В часы международной акции у мемориала героям-панфиловцам мы видим представителей разных патриотических движений, военно-исторических клубов – «Юнармии», «Волонтёров Победы» и др. Сюда прибыло много кадетов. Один кадетский класс представляет дружественную нашему музею 842-ю школу ЗелАО. Здесь же глазами своего поколения смотрят на происходящее ветеран войны З.А. Егорова (92 года), дети войны – Л.И. Гренгольм, Т.В. Нагаева, Р.Д. Кострова (Волгапкина). Зинаида Алексеевна говорит мне за обедом, что её поколение уходит безвозвратно. Вот где закономерность и драма истории – уходящие поколения героев, тружеников, созидателей. Последующие поколения что-то наследуют от них, но мы уже вскоре не сможем даже представить, какие потрясающие люди жили на земле. И правда об этих людях будет кому-то казаться совершенным мифом…

Мы снова здесь, нам память так велит. Вновь оживают огненные строки. История, одетая в гранит, Не даст забыть нам мужества уроки. Вы в сорок первом были тем сильны, Что до Москвы врага не допустили. Вы, верные Отечества сыны, Здесь погибали, чтобы дети жили.

Так писала Майя Панфилова (с которой мне посчастливилось встретиться в 2010 г.), художник, поэт. Вот дети и живут. Сегодня много детей у мемориала. На улице холодно. Устроены палатки, где размещены пункт связистов, медсанчасть, полевая кухня. Гречневая каша без тушёнки, ломти белого хлеба и чай – идут нарасхват. Повсюду перемещаются участники клубов исторической реконструкции – «русские» мирно беседуют с «немцами». Но вот подан сигнал, и нам демонстрируют фрагменты боя 16 ноября 1941 года. В том бою солдаты 4-й роты подбили 18 танков, прозвучали по-окопному проникновенные слова политрука Клочкова: «Отступать некуда, позади Москва» (пафосное начало «Велика Россия», видимо, додумано журналистами). Нам показывают, как на поле боя приезжает «эмка», из которой выходит сам И.В. Панфилов. Мужественный генерал получил смертельное ранение при миномётном обстреле 18 ноября у деревни Гусенево. Днём раньше за героизм 316 стрелковая дивизия переименована в 8-ю Гвардейскую. У мемориала штандарт с этим номером держит один из ветеранов данной дивизии. После выступления официальных лиц и провозглашения «Вечной памяти» оркестр исполняет гимн России. Жаль, что не прозвучал гимн Москвы. Люди держат в руках гвоздики и зажженные свечи, окружённые цилиндрической прозрачной защитой с георгиевской ленточкой по краю. Отдавая дань памяти, важно не сделать саму церемонию формальной, начётнической. Есть, есть основания для подобных опасений. Только с помощью духовно-нравственного камертона возможно «замерить» градус подлинности. А для того чтоб было кому замерять, нужно непрестанно заботиться о своём нравственном и духовном развитии.

Стоят на возвышении, чуть заснеженные, шесть фигур воинов (мемориал возник в 1975 году). Нет, не склонила Москва голову перед врагом, а мы перед подвигом наших предков головы склоняем.

Александр Снегуров, заслуженный учитель России, историк, кавалер медали «Патриот России», народный репортёр Зеленограда


Источник: http://www.zelao.ru/3/26622/25726-myi-zapomnim-surovuyu-osen/

Разберёмся с проблемой, будоражащей умы и сердца многих людей: имел ли место подвиг наших бойцов в этом уголке Подмосковья? Без всякого сомнения! Да, цифра 28 возникла достаточно спонтанно. Но правильно отметил режиссёр фильма о сражении на подступах к Москве А.Шальопа – там, где было больше ста героев, были и 28. Простая формула? А в истории на «среднем» уровне всё очень сложно, на «высшем» же - достаточно просто. На том уровне, где история соприкасается с духовно-нравственными категориями, надвременными позициями, философией. В «среднем» регистре мы имеем документы, предложенные общественности одним из главных архивистов страны, скороспелое расследование 1948 года, погоню за ускользающей «объективностью». Усомниться в подвиге просто, совершить его трудно. Практически весь наш «пьедестал» культовых фигур подвергся и подвергается критике, иногда – даже осмеянию. Неимоверная жажда «низложить» Н.Гастелло, З.Космодемьянскую, А.Матросова, Д.Карбышева, М.Егорова, М.Кантария и других душит определённого типа людей. Такие стремления болезненно сказываются на разных сферах нашей жизни. Естественно, нужно расширять списки героев, предстоит ещё вернуть имена массе неизвестных солдат. Долгое время в советской историографии замалчивались подвиги наших соотечественников – солдат и офицеров Первой мировой войны. Эта война по-прежнему остаётся в целом плохо изученной. О ней нужно знать. Но мы (не все, очевидно) понимаем, что олицетворять массовый героизм приходится ограниченному числу людей, превратившихся в символы. Мы же говорим, что то-то и то-то произошло при Петре I, Александре II, Сталине, Брежневе и т.д. Эти политические деятели олицетворяют эпохи, хотя при них творили и созидали богатство страны тысячи, миллионы людей. Много ли имён ремесленников, рабочих, мещан, купцов, крестьян сохранила история? Ответ лежит на поверхности. Исторической справедливости нужно добиваться, не дискредитируя символы, а пополняя «списки» новыми и новыми именами. Если новые имена затмят прежние – это не повод отказаться от прежних. Как быть с откровенными злодеями, спросит кто-нибудь. Если злодейство некоторых деятелей будет признано абсолютным большинством народа, они автоматически перестанут быть героями. Вот такая, понимаете, демократическая логика. На мой взгляд, антигероем является участник расправы над семьёй Николая II П.Л. Войков. Но мы до сих пор имеем станцию метро «Войковская», пять Войковских проездов и пр. И хорошо, что станция метро «Улица Подбельского» недавно переименована в «Бульвар Рокоссовского». Наверное, стараться не допускать фанатизма в поклонении тем или иным историческим персонам (при их жизни в первую очередь) – выполнимая задача (или всё-таки нет?).

Я вспоминаю, как в мои ученические годы военрук поручил мне к общешкольной конференции подготовить рассказ о подвиге 28 панфиловцев. Я прочитал в библиотеке статью корреспондента «Красной Звезды» А.Кривицкого, где сообщалось, в частности, о том, что 28 панфиловцев были героями, а один солдат хотел предать – его застрелил кто-то из самих же бойцов. На конференции присутствовали ещё вполне молодые ветераны, после Победы прошло 35 лет. И вот, стоя у трибуны, я докладываю: изначально панфиловцев было 29… Один из ветеранов на весь актовый зал возгласил – как известно, панфиловцев было 28. Я не смутился: нет, говорю, 29, но один оказался предателем. Мы теперь знаем, что героев дивизии Панфилова было больше сотни, но цифра 28 приобрела почти сакральный характер. И ныне я не готов «бороться» с этим «мифом» перед лицом ветеранов, детей войны. Может, я стал «субъективнее», чем был в 16 лет? Вряд ли. Просто духовно-нравственное и историческое развитие дало свои плоды. И я не хочу от них отказываться! Кстати, торопиться что-то назвать мифом также не стоит. А если миф стал частью «реальной» истории (существует ли такая в принципе?), то и не миф он уже в полной мере… Давайте отменим подвиг 300 спартанцев и 300 арагвинцев (а в точных цифрах всегда есть соблазн усомниться) – выиграют ли от этого (древне)греческая и грузинская история? А если история не «выигрывает», то ею, как правило, занимается лишь узкий круг специалистов.

16 ноября, в день 75-летия подвига бойцов Красной Армии, многие впервые увидели этот разъезд – пересечение шоссейного и железнодорожного путей. В соседнем с разъездом доме отдыха проводился I Международный слёт панфиловских школ СНГ. Его активистки – внучки легендарного генерала Айгуль и Алуа Байкадамовы. 316 дивизия формировалась в Казахстане и Киргизии, после войны одну из дочерей генерала И.Панфилова судьба привела в Казахстан. Валентина вышла замуж за известного казахского композитора Байкадамова, у супругов родились дочки – Айгуль и Алуа. Вот они стоят впереди колонны со штандартами, с портретом своего деда. В соцсетях Айгуль даёт отповедь неофашистам, людям, пренебрежительно относящимся к подвигу дедов и прадедов, откровенным интриганам. Не так давно в Алматы было совершено нападение на беспокойную внучку генерала. Но Айгуль и Алуа продолжают активную гражданско-патриотическую деятельность, выступают с инициативами, проводят встречи. В эти дни сёстры посещают некоторые образовательные учреждения Зеленограда (где оказались впервые), радуются, что имя их деда закреплено в ряде окружных наименований. Конечно, прежде всего – это Панфиловский проспект, одна из главных артерий города.

В часы международной акции у мемориала героям-панфиловцам мы видим представителей разных патриотических движений, военно-исторических клубов – «Юнармии», «Волонтёров Победы» и др. Сюда прибыло много кадетов. Один кадетский класс представляет дружественную нашему музею 842-ю школу ЗелАО. Здесь же глазами своего поколения смотрят на происходящее ветеран войны З.А. Егорова (92 года), дети войны – Л.И. Гренгольм, Т.В. Нагаева, Р.Д. Кострова (Волгапкина). Зинаида Алексеевна говорит мне за обедом, что её поколение уходит безвозвратно. Вот где закономерность и драма истории – уходящие поколения героев, тружеников, созидателей. Последующие поколения что-то наследуют от них, но мы уже вскоре не сможем даже представить, какие потрясающие люди жили на земле. И правда об этих людях будет кому-то казаться совершенным мифом…

Мы снова здесь, нам память так велит. Вновь оживают огненные строки. История, одетая в гранит, Не даст забыть нам мужества уроки. Вы в сорок первом были тем сильны, Что до Москвы врага не допустили. Вы, верные Отечества сыны, Здесь погибали, чтобы дети жили.

Так писала Майя Панфилова (с которой мне посчастливилось встретиться в 2010 г.), художник, поэт. Вот дети и живут. Сегодня много детей у мемориала. На улице холодно. Устроены палатки, где размещены пункт связистов, медсанчасть, полевая кухня. Гречневая каша без тушёнки, ломти белого хлеба и чай – идут нарасхват. Повсюду перемещаются участники клубов исторической реконструкции – «русские» мирно беседуют с «немцами». Но вот подан сигнал, и нам демонстрируют фрагменты боя 16 ноября 1941 года. В том бою солдаты 4-й роты подбили 18 танков, прозвучали по-окопному проникновенные слова политрука Клочкова: «Отступать некуда, позади Москва» (пафосное начало «Велика Россия», видимо, додумано журналистами). Нам показывают, как на поле боя приезжает «эмка», из которой выходит сам И.В. Панфилов. Мужественный генерал получил смертельное ранение при миномётном обстреле 18 ноября у деревни Гусенево. Днём раньше за героизм 316 стрелковая дивизия переименована в 8-ю Гвардейскую. У мемориала штандарт с этим номером держит один из ветеранов данной дивизии. После выступления официальных лиц и провозглашения «Вечной памяти» оркестр исполняет гимн России. Жаль, что не прозвучал гимн Москвы. Люди держат в руках гвоздики и зажженные свечи, окружённые цилиндрической прозрачной защитой с георгиевской ленточкой по краю. Отдавая дань памяти, важно не сделать саму церемонию формальной, начётнической. Есть, есть основания для подобных опасений. Только с помощью духовно-нравственного камертона возможно «замерить» градус подлинности. А для того чтоб было кому замерять, нужно непрестанно заботиться о своём нравственном и духовном развитии.

Стоят на возвышении, чуть заснеженные, шесть фигур воинов (мемориал возник в 1975 году). Нет, не склонила Москва голову перед врагом, а мы перед подвигом наших предков головы склоняем.

Александр Снегуров, заслуженный учитель России, историк, кавалер медали «Патриот России», народный репортёр Зеленограда

Знаменитые слова из гимна Москвы обрели 16 ноября 2016 года рельефное выражение – у мемориала в честь 28 героев-панфиловцев близ разъезда Дубосеково прошла «Вахта памяти», в которой приняли участие сотни человек. Среди участников акции были представители Музея-лаборатории истории образования и духовной культуры школы №2045 ЗелАО, приглашённые на это юбилейное мероприятие руководителем музеев школы №842 О.В. Мастеровой.

Разберёмся с проблемой, будоражащей умы и сердца многих людей: имел ли место подвиг наших бойцов в этом уголке Подмосковья? Без всякого сомнения! Да, цифра 28 возникла достаточно спонтанно. Но правильно отметил режиссёр фильма о сражении на подступах к Москве А.Шальопа – там, где было больше ста героев, были и 28. Простая формула? А в истории на «среднем» уровне всё очень сложно, на «высшем» же - достаточно просто. На том уровне, где история соприкасается с духовно-нравственными категориями, надвременными позициями, философией. В «среднем» регистре мы имеем документы, предложенные общественности одним из главных архивистов страны, скороспелое расследование 1948 года, погоню за ускользающей «объективностью». Усомниться в подвиге просто, совершить его трудно. Практически весь наш «пьедестал» культовых фигур подвергся и подвергается критике, иногда – даже осмеянию. Неимоверная жажда «низложить» Н.Гастелло, З.Космодемьянскую, А.Матросова, Д.Карбышева, М.Егорова, М.Кантария и других душит определённого типа людей. Такие стремления болезненно сказываются на разных сферах нашей жизни. Естественно, нужно расширять списки героев, предстоит ещё вернуть имена массе неизвестных солдат. Долгое время в советской историографии замалчивались подвиги наших соотечественников – солдат и офицеров Первой мировой войны. Эта война по-прежнему остаётся в целом плохо изученной. О ней нужно знать. Но мы (не все, очевидно) понимаем, что олицетворять массовый героизм приходится ограниченному числу людей, превратившихся в символы. Мы же говорим, что то-то и то-то произошло при Петре I, Александре II, Сталине, Брежневе и т.д. Эти политические деятели олицетворяют эпохи, хотя при них творили и созидали богатство страны тысячи, миллионы людей. Много ли имён ремесленников, рабочих, мещан, купцов, крестьян сохранила история? Ответ лежит на поверхности. Исторической справедливости нужно добиваться, не дискредитируя символы, а пополняя «списки» новыми и новыми именами. Если новые имена затмят прежние – это не повод отказаться от прежних. Как быть с откровенными злодеями, спросит кто-нибудь. Если злодейство некоторых деятелей будет признано абсолютным большинством народа, они автоматически перестанут быть героями. Вот такая, понимаете, демократическая логика. На мой взгляд, антигероем является участник расправы над семьёй Николая II П.Л. Войков. Но мы до сих пор имеем станцию метро «Войковская», пять Войковских проездов и пр. И хорошо, что станция метро «Улица Подбельского» недавно переименована в «Бульвар Рокоссовского». Наверное, стараться не допускать фанатизма в поклонении тем или иным историческим персонам (при их жизни в первую очередь) – выполнимая задача (или всё-таки нет?).

Я вспоминаю, как в мои ученические годы военрук поручил мне к общешкольной конференции подготовить рассказ о подвиге 28 панфиловцев. Я прочитал в библиотеке статью корреспондента «Красной Звезды» А.Кривицкого, где сообщалось, в частности, о том, что 28 панфиловцев были героями, а один солдат хотел предать – его застрелил кто-то из самих же бойцов. На конференции присутствовали ещё вполне молодые ветераны, после Победы прошло 35 лет. И вот, стоя у трибуны, я докладываю: изначально панфиловцев было 29… Один из ветеранов на весь актовый зал возгласил – как известно, панфиловцев было 28. Я не смутился: нет, говорю, 29, но один оказался предателем. Мы теперь знаем, что героев дивизии Панфилова было больше сотни, но цифра 28 приобрела почти сакральный характер. И ныне я не готов «бороться» с этим «мифом» перед лицом ветеранов, детей войны. Может, я стал «субъективнее», чем был в 16 лет? Вряд ли. Просто духовно-нравственное и историческое развитие дало свои плоды. И я не хочу от них отказываться! Кстати, торопиться что-то назвать мифом также не стоит. А если миф стал частью «реальной» истории (существует ли такая в принципе?), то и не миф он уже в полной мере… Давайте отменим подвиг 300 спартанцев и 300 арагвинцев (а в точных цифрах всегда есть соблазн усомниться) – выиграют ли от этого (древне)греческая и грузинская история? А если история не «выигрывает», то ею, как правило, занимается лишь узкий круг специалистов.

16 ноября, в день 75-летия подвига бойцов Красной Армии, многие впервые увидели этот разъезд – пересечение шоссейного и железнодорожного путей. В соседнем с разъездом доме отдыха проводился I Международный слёт панфиловских школ СНГ. Его активистки – внучки легендарного генерала Айгуль и Алуа Байкадамовы. 316 дивизия формировалась в Казахстане и Киргизии, после войны одну из дочерей генерала И.Панфилова судьба привела в Казахстан. Валентина вышла замуж за известного казахского композитора Байкадамова, у супругов родились дочки – Айгуль и Алуа. Вот они стоят впереди колонны со штандартами, с портретом своего деда. В соцсетях Айгуль даёт отповедь неофашистам, людям, пренебрежительно относящимся к подвигу дедов и прадедов, откровенным интриганам. Не так давно в Алматы было совершено нападение на беспокойную внучку генерала. Но Айгуль и Алуа продолжают активную гражданско-патриотическую деятельность, выступают с инициативами, проводят встречи. В эти дни сёстры посещают некоторые образовательные учреждения Зеленограда (где оказались впервые), радуются, что имя их деда закреплено в ряде окружных наименований. Конечно, прежде всего – это Панфиловский проспект, одна из главных артерий города.

В часы международной акции у мемориала героям-панфиловцам мы видим представителей разных патриотических движений, военно-исторических клубов – «Юнармии», «Волонтёров Победы» и др. Сюда прибыло много кадетов. Один кадетский класс представляет дружественную нашему музею 842-ю школу ЗелАО. Здесь же глазами своего поколения смотрят на происходящее ветеран войны З.А. Егорова (92 года), дети войны – Л.И. Гренгольм, Т.В. Нагаева, Р.Д. Кострова (Волгапкина). Зинаида Алексеевна говорит мне за обедом, что её поколение уходит безвозвратно. Вот где закономерность и драма истории – уходящие поколения героев, тружеников, созидателей. Последующие поколения что-то наследуют от них, но мы уже вскоре не сможем даже представить, какие потрясающие люди жили на земле. И правда об этих людях будет кому-то казаться совершенным мифом…

Мы снова здесь, нам память так велит. Вновь оживают огненные строки. История, одетая в гранит, Не даст забыть нам мужества уроки. Вы в сорок первом были тем сильны, Что до Москвы врага не допустили. Вы, верные Отечества сыны, Здесь погибали, чтобы дети жили.

Так писала Майя Панфилова (с которой мне посчастливилось встретиться в 2010 г.), художник, поэт. Вот дети и живут. Сегодня много детей у мемориала. На улице холодно. Устроены палатки, где размещены пункт связистов, медсанчасть, полевая кухня. Гречневая каша без тушёнки, ломти белого хлеба и чай – идут нарасхват. Повсюду перемещаются участники клубов исторической реконструкции – «русские» мирно беседуют с «немцами». Но вот подан сигнал, и нам демонстрируют фрагменты боя 16 ноября 1941 года. В том бою солдаты 4-й роты подбили 18 танков, прозвучали по-окопному проникновенные слова политрука Клочкова: «Отступать некуда, позади Москва» (пафосное начало «Велика Россия», видимо, додумано журналистами). Нам показывают, как на поле боя приезжает «эмка», из которой выходит сам И.В. Панфилов. Мужественный генерал получил смертельное ранение при миномётном обстреле 18 ноября у деревни Гусенево. Днём раньше за героизм 316 стрелковая дивизия переименована в 8-ю Гвардейскую. У мемориала штандарт с этим номером держит один из ветеранов данной дивизии. После выступления официальных лиц и провозглашения «Вечной памяти» оркестр исполняет гимн России. Жаль, что не прозвучал гимн Москвы. Люди держат в руках гвоздики и зажженные свечи, окружённые цилиндрической прозрачной защитой с георгиевской ленточкой по краю. Отдавая дань памяти, важно не сделать саму церемонию формальной, начётнической. Есть, есть основания для подобных опасений. Только с помощью духовно-нравственного камертона возможно «замерить» градус подлинности. А для того чтоб было кому замерять, нужно непрестанно заботиться о своём нравственном и духовном развитии.

Стоят на возвышении, чуть заснеженные, шесть фигур воинов (мемориал возник в 1975 году). Нет, не склонила Москва голову перед врагом, а мы перед подвигом наших предков головы склоняем.

Александр Снегуров, заслуженный учитель России, историк, кавалер медали «Патриот России», народный репортёр Зеленограда